ДОСЬЕ

Р

Возвращение блудного капитала.

post-title
Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев 12 июля подписал закон «О возврате государству незаконно приобретённых активов». Документ, который, как сторонники, так и критики действующей власти, зовут не иначе, как «водоразделом» между старым и новым Казахстаном. Это, впрочем, не отменяет многочисленные претензии к закону — кто-то считает, что он может спровоцировать передел собственности и пересмотр итогов приватизации, другие называют документ «беззубым». Вызывают вопросы и методы поиска незаконных активов. Подробности — в материале «Ферганы».

Как и кто будет искать

Вопрос возвращения в Казахстан незаконно приобретённых и выведенных за рубеж активов Токаев поднял сразу после «Кровавого января» 2022 года. Тогда же он рассказал казахстанцам о процветающей в стране олигополии (колоссальной концентрации бизнеса в одних руках) и создал фонд, который должны были регулярно пополнять олигархи, разбогатевшие при первом руководителе страны Нурсултане Назарбаеве. За этим последовала череда громких уголовных дел — за решеткой оказались бывший глава Комитета национальной безопасности Карим Масимов, один из самых влиятельных и приближенных к Назарбаеву людей, а также племянник экс-президента Кайрат Сатыбалды и его бывший сват Кайрат Боранбаев. Оба входили в топ-50 богатейших бизнесменов республики.

После изменения Конституции и постановки на утрату закона «О первом президенте» соратники бывшего президента и члены его семьи, окончательно лишившиеся привилегий, стали все чаще и увереннее упоминаться в контексте вывода активов и незаконного обогащения.

Казалось, что этим все и кончится, ведь возвращать награбленное власти не спешили, ограничившись сообщениями о работе двух профильных комиссий в этом направлении.

В стране между тем прошли досрочные президентские выборы, и лишь 26 ноября, в день своей инаугурации, Токаев подписал указ №4 «О мерах по возврату государству незаконно выведенных активов». Правительству было поручено разработать и представить соответствующий законопроект в парламенте до 31 марта 2023 года. Уложиться в срок не удалось — депутаты начали работу с проектом лишь в конце мая. Ещё около двух месяцев потребовалось, чтобы его рассмотреть, и 12 июля этот без преувеличения беспрецедентный для постсоветского пространства документ подписал президент.

Согласно закону и пояснений к нему на сайте Акорды, искать незаконно полученные активы будут у субъектов «крупной коррупции и олигополии». Также действие закона распространится на людей, которые занимают или занимали ответственные государственные должности, чиновников квазигосударственного сектора, и на аффилированных с ними граждан.

Заниматься этим будет специально уполномоченный орган при Генпрокуратуре. Чтобы попасть в поле его зрения, гражданину нужно иметь совокупные активы на сумму свыше 13 млн МРП (месячных расчетных показателей) — это 44,85 млрд тенге или порядка $100 млн. Информация о том, чьи активы вызовут сомнения, попадет в специальную комиссию. Она включит человека в реестр и обяжет отчитаться о происхождении средств. Если сделать это не удастся, активы признают необоснованно приобретёнными и обратят в доход государства. Вернуть их в казну можно будет добровольно, либо принудительно — по решению суда.

«Если люди попадают в реестр, на них уже не будут распространяться все виды тайн, которые предусмотрены нашим законодательством. Это банковская тайна, налоговая тайна, — рассказал в интервью Tengrinews заместитель генерального прокурора Улан Байжанов. — Для того, чтобы установить факты вывода средств или каких-то других экономических нарушений, начнётся скрупулезная большая работа по сбору и анализу этих материалов. И если будут обнаружены нарушения, которые подпадают под уголовное наказание, то уже будут возбуждать и расследовать дела».

Если же гражданин добровольно все раскроет и вернет, его освободят от всех видов ответственности.

Зачем для этого понадобился отдельный закон? «Объясню просто. Речь должна идти о возврате незаконно приобретённых активов, и у нас Конституция определяет незыблемость права собственности на имущество. Но подчеркивает, что речь идёт только о законном имуществе, — разъяснил Байжанов. — Соответственно, для того, чтобы что-то возвращать, надо доказать незаконность. Но это оказалось непросто, потому что, когда задавались те или иные вопросы, или когда устанавливалась какая-то аномалия, соответствующие объекты или субъекты представляли документы: постановления правительства, ссылались на утверждённые правила, которые были зарегистрированы Минюстом, показывали документы, корпоративные решения нацкомпаний. То есть всё время заручались тем или иным документом. Формально их невозможно признать незаконными».

Теперь подписанный президентом документ меняет правила игры и, по сути, позволит государству отмахнуться от того, что оно само ранее узаконило. Как это будет работать в Казахстане, предсказать невозможно.

Списки "отрицательных героев"

Уже несколько месяцев общественность требует от силовиков фамилии или хотя бы намеки на тех олигархов, которые могут оказаться в реестре. В Генпрокуратуре называют лишь Сатыбалды и Боранбаева, по которым уже есть судебные решения, и чьи активы уже переданы государству.

Неофициально «отрицательных героев» и одновременно кандидатов на попадание в реестр — 162 человека. Эту цифру взяли из выступления Токаева на встрече с бизнесменами после Кантара (казахское название января, ставшее обозначением январских событий 2022 года). Президент тогда заявил, что всего 162 человека владеют половиной благосостояния Казахстана, в то время как у половины населения доходы не превышают 50 тысяч тенге (чуть больше $1300) в год. «На такие деньги прожить невозможно, такое неравенство опасно, ситуацию нужно срочно менять», — призывал Токаев.

Что ждёт эти 162 человека? «Их уведомят, заставят сдать декларацию с подтверждением законности активов, и если миллиарды не подтвердятся, начнётся работа силовиков», — написал у себя в соцсетях Депутат Мажилиса Сергей Пономарёв.

«Уже создается госфонд, куда разместят возвращенные активы, тратить их будут на социальные нужды народа. Чувствую, многочисленным родственникам первого президента придётся попотеть в судах», — добавил он.

Никаких фамилий Пономарёв, конечно, не назвал, однако их озвучил бывший казахстанский премьер Акежан Кажегельдин, который давно изучает схемы «Семьи» по незаконному приобретению активов. Он, кстати, достаточно скептически отнесся к новому закону. В конце мая в интервью главному редактору Orda.kz Гульнаре Бажкеновой Кажегельдин объяснил, что и как нужно делать, чтобы наверняка вернуть капиталы в страну.

Вот лишь один из описанных политиком «кейсов»: «...Приведу простой пример. Если новый уполномоченный орган начнёт расследование по факту так называемого Intelsat Embassy Fraud, по существу он выйдет на то, как семья Рахата Алиева (бывшего зятя Назарбаева — прим. ред.), вместе с Даригой Назарбаевой, старшим сыном Нурали, родственниками по браку, вывели государственные бюджетные деньги через посольство в Австрии, используя австрийский Mediterranean Bank, затем находящийся в Нью-Йорке Bank Audi. И таким образом отмыли эти средства, приобретя собственность в США.

Когда это расследование возьмёт простой отчет OCCRP (Центра по исследованию коррупции и организованной преступности – прим. ред.) по Panama Papers и Paradise Papers (Панамское досье и Райское досье – архивы документов, вскрывшие данные о выводе мировыми лидерами средств в офшорные зоны – прим. ред.), то увидит все транзакции, которые связаны с целой цепочкой холдингов, через которые отмывались эти деньги.

Таким образом, мы выйдем на транзакцию, связанную c Atlantic Partnership, группой компаний холдинга Maximus, потом мы выйдем на группу компаний Greatex, Kaltex. И выйдем на отмывание этих денег в США и в Великобритании. Это собственность, которая скандально известна уже несколько лет. Если таким образом мы действуем, тогда мы можем возвратить назад эти активы, капиталы, дивиденды, полученные за столько лет», — заключил Кажегельдин.

Политик также предложил властям расследовать приватизацию второго главного казахского нефтедобывающего предприятия «МангистауМунайГаз» с участием Тимура Кулибаева (зятя Назарбаева), обозначив несколько использованных при этом схем, и выяснить роль экс-главы КНБ Масимова в ситуации с Jusan Bank, который ранее был выведен в иностранную юрисдикцию. Спустя две недели после интервью Кажегельдина казахстанский Минюст объявил, что группу Jusan вернули обратно в республику, пообещав раскрыть подробности позже. И хотя закон о возврате активов тогда ещё не был принят, в ведомстве подтвердили, что Jusan стал «первой ласточкой» на этом пути.

Оглашение приговора по уголовному делу в отношении Карима Масимова. Фото пресс-службы Специализированного межрайонного суда по уголовным делам Астаны Что касается самого Масимова, то некогда влиятельнейший политик, бывший глава правительства и администрации Назарбаева, осуждённый на 18 лет тюрьмы, сейчас представляет живой интерес для следствия с точки зрения нового закона. В этом уверен и политолог, эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов. Он предположил, что Масимов мог иметь непосредственное отношение к выводу активов из Казахстана. При этом эксперт назвал бывшего главу КНБ возможным исполнителем, но не организатором подобных схем.

Критика

Хотя закон уже принят и подписан президентом, пока все указывает на то, что нынешняя его версия будет дорабатываться. Не совсем ясны для широкой публики полномочия органа при Генпрокуратуре, который займется поисками незаконных активов. Не совсем прозрачны принципы отбора сомнительных активов и того, как нужно доказывать их законность. Назревает вопрос, не скатится ли эта инициатива к банальному переделу собственности. Или наоборот — не застопорится ли она на отписках аудиторов.

Также неясна позиция по иностранным подданным, владеющим активами в стране. Акежан Кажегельдин утверждает, что закон выводит их за сферу расследования, считая это большой ошибкой.

Вызывает вопросы и положение о снисхождении к собственникам незаконных активов в случае их добровольной передачи государству. «Разработчики предлагают при определенных условиях не наказывать и даже оставлять часть незаконно захваченного имущества тем, кого уличили в нелегальном обогащении на $100 млн долларов и более. А как тогда быть с Уголовным кодексом, где к коррупционным нарушениям в особо крупном размере относятся преступления свыше 20 тысяч МРП — то есть более $150 тысяч? При этом наступает ответственность от 5 до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, — возмутился депутат Азат Перуашев.

— Получается, за кражу велосипеда или мешка муки тебя посадят, а за кражу $100 млн — войдут в положение и даже позволят что-то оставить себе?».

Наконец, неизвестно, будут ли оглашать имена тех, кто согласится на сделку с государством или в отношении кого будут вести расследование. Публика ведь ждёт очередных громких разоблачений, а их может и не случиться. Либо возвращение блудных активов может растянуться на десятилетия, как разбирательства Казахстана против молдавского бизнесмена Анатоля Стати и его сына.

В любом случае, процесс это будет небыстрый — по подсчетам независимых экспертов за годы независимости из Казахстана было выведено порядка $160 млрд. Это три Национальных фонда или порядка четырёх годовых бюджетов республики. Журналисты 31 канала подсчитали, что на вывезенные миллиарды можно было построить девять тысяч школ по стандартам «Назарбаев интеллектуальной школы» или купить 4 млн одно- и двухкомнатных квартир, закрыв таким образом вопрос с дефицитом жилья для казахстанцев.

Wiki