ДОСЬЕ

Р

Столетняя война продолжается. Кампании Генриха V. Часть 5-я. По стопам знаменитого прадеда.

post-title

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ.

8 октября 1415 года английское войско покинуло Арфлёр. Командиром гарнизона и смотрителем захваченного города Генрих V назначил своего дядю – Томаса Бофорта, графа Дорсета, предоставив в его распоряжение 900 человек (300 латников и 600 лучников)[1]. Столь небольшая численность гарнизона, выделенного монархом для защиты стратегически важного порта, объяснялась тем, что английское войско понесло слишком большие потери за время осады. Причём урон этот был целиком и полностью нанесён не французским оружием, а эпидемией дизентерии.

По данным английских средневековых хронистов, прямо или косвенно ссылающихся на участников осады Арфлёра и кампании 1415 года, вспышка кишечной инфекции за пять недель нанесла войску Генриха V, без преувеличения, колоссальный урон. К концу осады по сведениям летописцев осады английское войско умершими от дизентерии потеряло 2000 человек, ещё столько же – 2000 воинов и обозников пришлось отправить обратно в Англию, поскольку эти тяжелобольные и ослабленные люди уже не имели физической возможности продолжать поход.

Таким образом, принимая на веру сведения хронистов, болезнь, известная с древнейших времён как «вечная спутница войн», в общей сложности выбила из строя 4000 англичан – примерно треть всех наличных сил Генриха V. Примечательно, что непосредственно во время стычек и перестрелок с французами под стенами Арфлёра погибли всего лишь 37 английских воинов!

Однако, несмотря на столь ощутимые потери и тот факт, что полностью с болезнью не было покончено, английский король объявляет своим советникам и подданным, что поход продолжается! Невзирая на потерю каждого третьего своего солдата, военного специалиста или тыловика, не обращая внимания на резко ухудшившуюся октябрьскую погоду и начавшийся сезон проливных дождей, Генрих V твёрдо и непреклонно вознамерился вести своё поредевшее воинство путем своего знаменитого прадеда – Эдуарда III вдоль побережья Нормандии к Кале.

Разумеется, исходя из удручающей статистики потерь и, казалось бы, абсолютно авантюрно-безрассудного решения монарха, нельзя не согласиться с комментарием британского историка Десмонда Сьюарда – авторитетного специалиста по эпохе Позднего Средневековья: «Гарфлер, бесспорно, стал ценным приобретением, что особенно проявится в последующие годы.

Все же осада была для Генриха катастрофическим началом кампании; за это время он потерял около 1/3 своего войска. В тщательно составленном письме мэру Лондона, несмотря на то, что советники молили его как можно быстрее возвращаться домой и не продолжать завоевания Франции, пока французы не заперли их, «как ягнят в загоне», он пишет, что одержал большую победу.

…Немало чернил было потрачено на то, чтобы объяснить смысл этого безрассудно храброго предприятия. Казалось, что этот поход мало что мог дать в смысле рекогносцировки, трофеев или репутации. Поход на Кале был задуман Генрихом как военный променад под защитой Бога, который должен был продемонстрировать не только то, что Бог признает его притязания на трон Франции, но, что было более важно, и его право на корону Англии»[2].

И всё-таки, не стоит поспешно обвинять Генриха V в напрасном риске, которому он подвергал себя и собственную репутацию, своё войско, а также те немногочисленные завоевания, что оставались у английской короны во Франции. Правитель Англии не был сумасбродным честолюбивым безумцем или авантюристом, помешанным на своём переоценённом религиозном предназначении.

Да, действительно, Генриху V принадлежит следующая фраза, которую он в различной интерпретации неоднократно повторял своим приближенным на военных советах: «Даже если наши враги соберут огромную армию, мы не свернём с нашей дороги и будем уповать на Бога, и они не принесут вреда ни моим войскам, ни мне. Я не позволю им, раздувшимся от гордости, ни возрадоваться в неправедных делах, ни владеть моим добром против воли Бога».

Однако окончательное решение о продолжении похода король английский принял по иной причине. Дело в том, что по последним данным английских историков-медиевистов и архивистов, вспышка дизентерии под стенами Арфлёра унесла жизни и надолго выбила из строя не 4000 англичан, а в три раза меньшее количество воинов и некомбатантов-обозников.

Согласно сохранившимся платёжным ведомостям, отчётам, письмам и различным реестровым записям, непосредственно в самом начале осады Арфлёра войско Генриха V насчитывало 11 248 воинов (без учёта корабельных экипажей и морских команд). После завершения осады в общем списке погибших, умерших, дезертировавших и отправленных обратно на родину по состоянию здоровья числились порядка 1330 человек (в том числе 183 латника и 753 лучника)[3].

Таким образом, английский монарх лишился не четверти или трети своего войска, а лишь 1/10-1/9 его части. При таком соотношении продолжение боевых действий уже не выглядело безрассудством и напрасным смертельным риском. Кроме того, будучи максималистом и человеком высоких амбиций, Генрих V не считал взятие Арфлёра значимым успехом, который являлся веской причиной для отвода войска на зимние квартиры. Английский государь стремился завершить кампанию 1415 года на мажорной ноте и куда более впечатляющим успехом, нежели захват стратегически важной, но далеко не самой мощной, густонаселенной и неприступной вражеской крепости.

8 октября 1415 года английское войско покинуло Арфлёр, выступив на северо-восток в направлении Кале. Расстояние до этого порта, расположенного на побережье графства Артура, составляло порядка 260 км. Генрих V намеревался проделать этот путь всего за восемь дней. Чтобы уложиться в жёсткие сроки графика передвижения, английский король приказал своей маленькой армии двигаться налегке.

Всё лишнее войсковое имущество, снаряжение и вооружение, а также артиллерия и осадный парк – всё это было оставлено в Арфлёре. Каждому участнику дальнейшего похода надлежало взять с собой восьмидневный запас продовольствия, для транспортировки которого выделялись телеги и фургоны. Примерно 2/3 английских воинов были конными, включая лучников. Пешком передвигались самые сильные, выносливые и здоровые из солдат.

Генрих V, следуя примеру своего знаменитого и славного прадеда, не только двигался близким и параллельным маршрутом достопамятного Нормандского летнего перехода 1346 года, но и разделил наличные силы на три отряда. Авангард возглавил сэр Джон Корнуэлл, барон Фэнхоуп. Арьергардом командовали Эдвард Норвич, герцог Йоркский, и Ричард де Вер, граф Оксфорд. Сам монарх вместе со своим младшим братом Хамфри Ланкастером, герцогом Глостером, руководил главной – центральной колонной.

К коменданту гарнизона Кале правителем Англии были спешно направлены гонцы с распоряжением незамедлительно взять под полный контроль стратегически важный брод Бланш-Так (Бланш Таг)[4], благодаря которому 69 лет назад Эдуард III успешно форсировал Сомму, оторвавшись от неотступного преследования французской армии.

Важный комментарий о том, какие трудности ожидали англичан с самого начала начале марша из Арфлёра в Кале, находим в биографии Генриха V, написанной известным британским историком Джоном Норвичем: «Большинство его военачальников с полным основанием могли обвинить своего короля в безумии. Кале от Гарфлёра отделяло 160 миль труднопроходимых равнин и холмов, усеянных враждебными замками и укрепленными городами и пересеченных реками, которые вот-вот разольются из-за осенних дождей. И французская армия, как уже стало известно, получив долгожданные подкрепления от арманьяков, численно превосходила истощенные английские войска и с легкостью могла преградить им дорогу. Король обо всем этом, конечно, знал, но уже ничто не могло заставить его изменить свое решение»[5].

Все детали и малейшие подробности маршрута, которым следовали Генрих V и его воины, в английских источниках расписаны буквально по дням, часам и даже минутам. Для тех, кто желает знать во всех подробностях, через какие именно населенные пункты двигалась английская армия, ниже размещены две карты.

Следует отметить, что Генрих в силу объективных причин, несмотря на подержание высокого темпа марша (26-27 км за сутки), не уложился в им же установленный срок. Через восемь дней интенсивного марша английское войско не только не достигло района Кале, оно до сих пор ещё находилось на левобережье Соммы, не имея возможности перебраться на противоположный берег.

Первоначально всё для англичан складывалось вполне успешно и благополучно. Без каких-либо проблем и задержек 11 октября иноземные завоеватели достигли городка Арк, расположенного в четырех милях к юго-востоку от порта Дьепп. Неожиданно для Генриха V и его воинов малочисленный гарнизон Арка вздумал оказать сопротивление. По английскому авангарду с крепостных стен местного замка открыли стрельбу бомбарды.

Король Англии не желал тратить время на осаду и штурм городка, не имевшего никакой ценности для него. Монарх предложил отважным французам компромисс: гарнизон прекращает артиллерийский огонь и пропускает англичан дальше, а взамен Генрих V не станет разрушать и разорять город. Жители и защитники Арка приняли предложение, пропустив противника дальше на северо-восток.

На следующий день – 12 октября английской авангард неожиданно подвергся нападению французского кавалерийского отряда близ города Э. Внезапная атака была успешно отбита. В другое время за подобную дерзость Генрих V непременно бы наказал город и его обитателей, но государь слишком спешил, чтобы размениваться на акции возмездия в отношении дерзновенных жителей маленьких провинциальных городков. В качестве наказания монарх потребовал от горожан выдать для его воинов двухдневный запас хлеба и вина.

13 октября передовые отряды английской армии достигли крупного и стратегически важного города Абвиль (Абевилль), расположенного на берегах реки Сомма. Генрих V двинул своё войско к заветному броду Бланш-Так, но вскоре выяснилось, что переправиться по нему, скорее всего, не представляется невозможным. Местные жители и пленные сообщили, что брод уже около недели надёжно охраняется несколькими конными отрядами, которые лично возглавляет маршал Жан ле Менгр.

Помимо латников и арбалетчиков, место переправы было защищено от попыток форсирования многочисленными кольями различной длины и величины, вбитыми на левом берегу Соммы и обращенными своими остриями в сторону англичан. Всего же под началом маршала Бусико имелось около 6000 человек. Отряд, вышедший из Кале, пришёл к броду слишком поздно, чтобы захватить его первым. Французы без труда прогнали прочь от Бланш-Така врага, значительно уступавшего им по численности.

Генрих V повернул свою армию на юго-восток. Англичанам пришлось на протяжении последующих пяти дней следовать вдоль левого берега Соммы против течения, в надежде найти неохраняемую переправу. Завоеватели всё дальше и дальше на юг отклонялись от своего пути, совершая зигзагообразные переходы. 16 октября англичане достигли замка Бове-сюр-Ор.

Местный начальник гарнизона предпочёл без сопротивления выдать по требованию противника все запасы хлеба и вина. Видя, как его воины тщательно наполняют всю имевшуюся под рукой тару вином, а затем жадно поглощают хмельной напиток, Генрих V, и без того раздосадованный затяжными и напрасными поисками брода, категорически запретил выдачу вина солдатам.

Один из капитанов дипломатично вступился за своих бойцов, осторожно и учтиво пояснив, что воины «наполняют фляги бутыли вином впрок, а не для сиюминутного распития». Раздраженный король с горечью воскликнул: «Мои солдаты так пристрастились к выпивке, что уже сами походят на большие бутыли! Они превращают свои желудки в тару для вина и пьянеют без меры!»

17 октября войско Генриха V достигло городка Корби, расположенного на северном берегу Соммы. Неожиданно опустился крепостной мост, и французские латники устремились в яростную атаку, застигнув вражеский авангард врасплох. Довольно быстро воины сэра Джона Корнуэлла пришли в себя и энергично контратаковали дерзких всадников. Французы были смяты и отброшены обратно к своим стенам.

Несколько латников были взяты в плен. Они сообщили, что коннетабль, дофин и другие представители высшей французской аристократии намереваются в ближайшие дни дать королю Англии решающий бой, смять и полностью истребить ненавистных лучников при помощи мощной кавалерийской атаки.

После этой важной информации Генрих V приказал немедленно каждому лучнику постоянно иметь при себе шест с заостренным концом длиной не менее шести футов. В случае вражеской конной атаки этот почти двухметровый шест надлежало немедленно воткнуть в землю так, чтобы наклон заостренного конца смотрел в сторону французской кавалерии.

18 октября английская армия достигла самой удаленной точки своего вынужденного марша по долине Соммы, остановившись у городка Несл (Несль). За десять дней утомительных маршей, переходов, манёвров и бесплодных поисков брода английское войско проделало почти 290 км. Постоянно льющийся холодный дождь превратил и без того заболоченную округу в сплошное грязное и непролазное месиво.

О том, какие мысли, чувства, переживания и настроения в тот момент царили, как среди простых английских воинов, так и среди высшего командного состава, обстоятельно и подробно передаёт Альфред Бёрн – английский военный историк, медиевист и специалист по эпохе Столетней войны:

«Небольшая английская армия находилась теперь в крайне удрученном состоянии. Люди голодали. Запасы продовольствия почти истощились, а добывать провизию было трудно. Несколько дней участники похода питались главным образом сушеным мясом и грецкими орехами. А походу не было видно конца. Сложилось общее мнение, что армии придется двигаться к истокам реки, то есть еще 50 миль, чтобы перебраться на ее противоположную сторону»[6].

Генрих V предупредил местных жителей, что если те вздумают оказать сопротивление его армии или хоть как-то воспрепятствуют её продвижению, то он дотла спалит и Несл, и всю его округу. Ряд английских авторов полагает, что во многом благодаря именно этой угрозе жители Несла сообщили вражескому королю местоположение неохраняемых переправ и бродов, имевшихся всего в нескольких часах хода.

Разведчики, высланные Генрихом V в указанном направлении, сообщили, что обнаружили подходящие для переправы броды у селений Войенн и Бетанкур, что находились в трех милях на северо-запад от Несла. Броды эти были абсолютно свободны и никем не охранялись. Однако воспользоваться ими можно было только, пройдя по небольшим дамбам, которые были основательно разрушены французами.

Первым делом монарх распорядился, чтобы на противоположный берег для охраны обоих бродов перебрались 400 лучников. Одновременно с этим сотни солдат были отправлены в ближайшие леса, деревни и селения для сбора строительного материала, пригодного для восстановления дамб. Поваленные стволы деревьев, пни, брёвна, доски, двери и ворота, лодки, дрова, заборы, частокол, палисадники, столы и даже гробы – всё было пущено в дело.

На рассвете 19 октября обе дамбы были достаточно восстановлены для того, чтобы по ним могли двигаться пешие и конные воины, а также телеги и фургоны. Генрих V, воспользовавшись обоими бродами, без какого-либо противодействия со стороны противника переправил в течение нескольких часов всю свою армию и весь имевшийся обоз на спасительный – правый берег Соммы.

Возникает закономерный вопрос, а что же все эти дни – с 8 по 19 октября делала французская армия? Как известно, шеститысячный отряд под командованием маршала Бусико бдительно охранял брод Бланш-Так. Но где находились и что делали другие высшие военачальники Французского королевства? Карл VI и дофин с начала октября находились в Верноне, а коннетабля д'Альбре собирал главные силы в районе Руана. В то время, когда английский король метался вдоль левобережья Соммы, ища место для переправы, под началом коннетабля собралось уже порядка 14 000 человек.

Французской знати стало известно, что Карл VI (на тот момент он был полностью вменяем) и дофин Луи после долгих споров и дискуссий при поддержке своих советников решили сообща возглавить армию и дать генеральное сражение англичанам. Как верно и точно подметил один из современных авторов, во французской армии никто не желал, чтобы её в решающий бой вел безумец или простофиля.

По этой причине высшая аристократия во главе с герцогом Беррийским принялись самым активным образом отговаривать своего монарха от его затеи стяжать лавры главнокомандующего. Жан Великолепный несколько раз тет-а-тет беседовал со своим племянником. В результате этих нелицеприятных разговоров герцог Беррийский донёс до Карла Безумного главную свою мысль о том, что лучше проиграть битву и спасти короля, чем потерять короля и проиграть битву.

Этой концепции правитель Франции ничего противопоставить не смог. В конце концов, король и дофин согласились на то, что французскую армию в час решающих испытаний возглавит коннетабль Шарль д'Альбре. До того момента, пока все отряды не воссоединяться воедино, командование будут осуществлять герцоги Карл Орлеанский и Жан де Бурбон.

Отсутствие единоначалия в вопросах командования и стратегии являлось источником постоянных проблем, неурядиц, разногласий и размежеваний среди главных французских военачальников. Принцы крови и высокородные герцоги не желали подчиняться коннетаблю, который на тот момент не был даже графом, а всего лишь виконтом.

Пока маршал Бусико надёжно блокировал все переправы и броды в нижнем течении Соммы, а Шарль д'Альбре постоянной грозной тенью преследовал по пятам англичан, угрожая их тылам и коммуникациям, герцоги Орлеанский и де Бурбон предпочитали походной обстановке комфортные условия.

Проводя большую часть времени в своих роскошных шатрах и, останавливаясь в наиболее зажиточных замках по пути следования, они вели беседы о том, как очень скоро загонят англичан в ловушку, перебьют и затопчут треклятых лучников при помощи рыцарской конницы, а затем уничтожат или пленят весь цвет воинства Генриха V вместе с самим королём.

Карл Орлеанский и Жан де Бурбон высокомерно рассуждали о полном превосходстве французского войска над «жалкой кучкой англичан», абсолютно не зная ни численности армии Генриха V, ни её местоположение, ни приблизительных намерений противника. Герцоги не утруждали себя столь мелочными пустяками, не достойными внимания истинного рыцаря и высокородного аристократа, как разведка и выбор места для предстоящего генерального сражения.

У этой самодовольной, честолюбивой и амбициозной парочки не имелось даже приблизительного («чернового») плана на битву, от исхода которой зависела не только итог всей нынешней кампании, но и во многом судьба правящей династии Валуа и самого Французского королевства.

[1] - в дальнейшем за счёт прибытия подкреплений общая численность сил Томаса Бофорта возросла до 2100 человек (900 тяжеловооружённых воинов и 1200 лучников).

[2] - Сьюард Д. Генрих V / Пер. с англ. Т. Н. Замиловой. – Смоленск: «Русич», 1996. С. 132-133.

[3] - Карри Э. Азенкур: новая история. (Оригинальный тескт: Anne Curry. Agincourt: a new history. – Stroud, Gloucestershire: Tempus, 2005) // Электронная библиотека «Лит Мир». 2019-2023. URL: https://litmir.club/br/?b=745502&p=46 [дата обращения 04.08.2023].

[4] - Бланш-Так (в переводе с французского Вlancs tache означает белое пятно; иначе – белый выплеск). Этот брод был так назван потому, что русло реки Соммы в указанном месте пролегало по белой известковой глине, окрашивавшей воду над местом переправы и прилегающие участки берега в белесоватый (глинистый) цвет. В настоящее время из-за проведения гидротехнических работ и прокладки канала в устье Соммы, брода Бланш-Так более не существует. Предположительно этот средневековый брод располагался вблизи нынешней деревни Пти-Порт.

[5] - Норвич Дж. История Англии и шекспировские короли / Пер. с англ. И. В. Лобанова. – М.: Астрель, 2012. С. 218.

[6] - Берн А. Битва при Азенкуре. История Столетней войны с 1369 по 1453 год. – М.: ЗАО «Центрполиграф», 2004 [электронная версия] // Электронная библиотека nnre.ru. 2020-2023. URL: http://www.nnre.ru/voennaja_istorija/bitva_pri_azenkure_istorija_stoletnei_voiny_s_1369_po_1453_god/p6.php [дата обращения 04.08.2023].

ПОЛНОСТЬЮ ПРОЧЕСТЬ ПУБЛИКАЦИИ ЦИКЛА «Столетняя война продолжается. Кампании Генриха V» МОЖНО ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Шаткое равновесие нарушено.

Часть 2-я. Подготовка к вторжению.

Часть 3-я. Жребий брошен.

Часть 4-я. Осада Арфлёра.

Часть 5-я. По стопам знаменитого прадеда.

Часть 6-я. Все дороги ведут к Азенкуру.

Часть 7-я. Битва при Азенкуре. Хмурое утро.

Часть 8-я. Битва при Азенкуре. Травля французского зверя.

Часть 9-я. Битва при Азенкуре. Кровавые миражи Креси и Пуатье.

Часть 10-я. Битва при Азенкуре. Вопреки всем преградам, смерит и здравому смыслу.

Часть 11-я. Битва при Азенкуре. Кульминация бойни в грязи.

Часть 12-я. Битва при Азенкуре. Реквием по французскому рыцарству.

Часть 13-я. Битва при Азенкуре. Победители и побежденные.

Часть 14-я. Возврат к исходной точке противостояния.

Часть 15-я. И снова к берегам Нормандии!

Часть 16-я. Покорение Кана.

Часть 17-я. Грозная поступь непобедимого завоевателя.

Часть 18-я. Падение Руана.

Часть 19-я. Примерка французской короны.

Часть 20-я. Медовый месяц с мечом в руке.

Часть 21-я. Третья экспедиция во Францию.

Часть 22-я. Последняя победа.

Часть 23-я. И короли бывают внезапно смертны.

Часть 24-я. Наследник и наследие.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!

Wiki